Неустойка за неисполнение судебного решения: когда требовать взыскания?

Неустойка за неисполнение судебного решения (астрент) в российском праве появился благодаря ВАС РФ, взявшему на себя смелость ввести этот институт Постановлением Пленума от 04.04.2014 № 22. Суть астрента очень проста – ответчик по неимущественному требованию должен платить неустойку за неисполнение решения суда по исполнению обязательства в натуре.

В Постановлении Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 № 22 было указано: «Если истец не требовал присуждения денежных средств на случай неисполнения судебного акта и, следовательно, суд их не присудил, а судебное решение по существу спора не исполняется, взыскатель вправе обратиться с заявлением в суд, принявший упомянутое решение, о взыскании денежных средств за неисполнение судебного акта».

После этого постановления появилась практика судов низших инстанций, требующая для взыскания астрента после вынесения судебного акта по существу спора возбужденного исполнительного производства.

И действительно,  на момент принятия Постановления Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 № 22 гражданское законодательство прямой нормы об астренте еще не содержало, поэтому данная концепция технически была развитием общих норм о неустойке. Очевидно, что данное Постановление уже разделяло астрент, взыскиваемый одновременно с вынесением судебного акта по существу спора, и астрент, взыскиваемый в случае его неисполнения. Однако на практике заявление об астренте действительно подавалось обычно после возбуждения исполнительного производства. Но в случае подачи заявления до возбуждения исполнительного производства, суды обычно в нем не отказывали: либо признавалось, что необходимости в исполнительном производстве нет (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 24.07.2015 № Ф09-4888/15 по делу № А60-30331/2015), либо оценивалась разумность и осмотрительность обеих сторон (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.08.2015 № Ф05-10679/2015 по делу № А40-56575/13).

Однако, затем астрент был закреплен в ГК РФ. П.1 ст. 308 ГК РФ сформулирован следующим образом:

«В случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства. Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму (пункт 1 статьи 330) на случай неисполнения указанного судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1)».

То есть, формулировка закона явно свидетельствует, что этот вид неустойки может быть взыскан в любое время до исполнения судебного акта. Одновременно надо признать, что ГК РФ установил, что взыскание астрента является именно правом суда, а не его обязанностью, что кардинально отличается от позиции ВАС РФ.

Последующее постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7, ситуацию только запутало. В пункте 31 указано, что

 «Суд не вправе отказать в присуждении судебной неустойки в случае удовлетворения иска о понуждении к исполнению обязательства в натуре.

Судебная неустойка может быть присуждена только по заявлению истца (взыскателя) как одновременно с вынесением судом решения о понуждении к исполнению обязательства в натуре, так и в последующем при его исполнении в рамках исполнительного производства […]».

Таким образом, если истец не просил о назначении астрента до вынесения судебного акта, то затем он может обратиться с таким заявление уже только после возбуждения исполнительного производства. 

Соответственно, если истец имеет основания полагать, а это очень частое явление, что ответчик не станет спешить с исполнением судебного акта, ему стоит подать заявление о взыскании астрента в ходе судебного разбирательства. Если же по каким-то причинам сделать это не удалось, то истцу не следует затягивать с возбуждением исполнительного производства.

Неисполнение судебного акта после возбуждения исполнительного производства будет означать для ответчика не только судебную неустойку, но и административный штраф по ст. 17.15 КоАП. Однако возбуждение исполнительного производства, особенно если ответчик территориально значительно удален от истца, представляет известные сложности, потребует оплаты дополнительных услуг юриста и может занять несколько месяцев. При этом взыскать издержки, понесенные истцом при взаимодействии со службой судебных приставов, как судебные расходы с ответчика не удастся. Кроме того, юристам истца придется повторно обращаться в суд, пусть и в рамках уже разрешенного им дела, получать исполнительный лист, а затем, получив сведения о банковских счетах ответчика, направлять исполнительный лист в соответствующий банк.

С учетом изложенного, оптимальным остается вариант сделать заявление о взыскании астрента в ходе судебного разбирательства. В этом случае истец сэкономит и время, и деньги на юридические услуги, а ответчик, зная о назначенной неустойке, будет значительно лучше простимулирован к добровольному исполнению судебного акта.