Алиментные качели

За последние 11 лет российский законодатель создал «законодательную петлю», сначала значительно увеличив, а затем обратно снизив размер неустойки за просрочку уплаты алиментов и допустив ее снижение судами практически до нуля. Высшие суды тоже внесли свою лепту в этот странный кульбит. Как это происходило, чем руководствовались органы власти и к чему это, в конце концов, привело, мы расскажем ниже.

На старт

Из года в год второе место по числу рассмотренных судами споров из семейных отношений (после расторжения брака при наличии у супругов несовершеннолетних детей) уверенно занимают дела о взыскании алиментов. Только за первое полугодие 2018 года российскими судами было рассмотрено более 153 000 таких дел с общей суммой исковых требований более 1 миллиарда 300 миллионов рублей. Однако вынесение судебного решения о взыскании алиментов еще не означает, что оно будет должным образом исполняться. Причиной этому может быть и умышленное уклонение обязанного лица от уплаты алиментов, наказуемое в соответствии со статьями 5.35.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и 157 Уголовного кодекса Российской Федерации в зависимости от состава правонарушения,  и действительное отсутствие у него необходимых средств, например, в случае его болезни.

В целях сохранения баланса интересов плательщиков и получателей алиментов российский законодатель для случаев невозможности уплаты алиментов по уважительным причинам предусмотрел механизмы снижения их размера (на будущее время) и частичного или полного освобождения от задолженности по алиментам (за предыдущие периоды). Для стимулирования своевременной и в полном объеме уплаты алиментов, взысканных по решению суда, пунктом 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК РФ)  с момента его вступления в силу (с 01.03.1996) была предусмотрена законная неустойка в размере 1/10 % от суммы задолженности за каждый день просрочки (то есть 36,5 % в год). Прямого указания на возможность снижения в судебном порядке неустойки за просрочку уплаты алиментов или частичного или полного освобождения от ее уплаты с учетом материального и семейного положения плательщика алиментов или в связи с явной несоразмерностью подлежащей уплате неустойки последствиям нарушения обязательства по уплате алиментов  СК РФ до недавнего времени не предусматривал.

Движение вверх

Впервые маятник неустойки за нарушение срока уплаты алиментов качнулся в сторону получателей алиментов 03.07.2008, когда размер неустойки был увеличен в 5 раз до 1/2 % от суммы задолженности за каждый день просрочки. Примечательно, что первоначально при внесении в Государственную Думу Российской Федерации (далее – ГД РФ) проекта Федерального закона № 239953-4 «О внесении изменений в статью 115 Семейного кодекса Российской Федерации» (о повышении ответственности за несвоевременную уплату алиментов) Совет Федерации предлагал установить неустойку в размере 1 % от суммы задолженности за каждый день просрочки (соответственно 365 % в год). Предполагалось, что увеличение неустойки будет одновременно и стимулировать должника к своевременной уплате алиментов, и компенсировать получателям алиментов их потери, вызванные задержкой платежа, в том числе и от инфляционных процессов. Однако Правительство России в своем Официальном отзыве на законопроект от 22.05.2006 № 1717п-П12 выразило сомнение в целесообразности столь значительного увеличения неустойки, ссылаясь на то, что эта мера будет стимулировать плательщиков алиментов не к соблюдению СК РФ и исполнению судебных решений, а к искусственному занижению доходов. Очевидно, в российском Правительстве полагали, что раз за первые 4 месяца 2007 года 340 000 из 12 миллионов должников в добровольном порядке погасили задолженность по алиментам, хотя рост числа исполнительных производств с 2003 по 2006 год составил более 42 % (с 1,4 млн до более 2 млн), то уже предусмотренные законодательством меры воздействия на недобросовестных родителей, детей и супругов достаточно эффективны.

После доработок при повторном внесении законопроекта в ГД РФ он предусматривал увеличение неустойки до 1/2 % от суммы задолженности за каждый день просрочки платежа, а также возможность снижения неустойки судом с учетом материального и семейного положения плательщика алиментов, но на сей раз уже Комитету ГД РФ по вопросам семьи, женщин и детей увеличение неустойки в 5 раз показалось чрезмерным (Заключение Комитета от 04.03.2008 № 3.6-12/7). Толику здравого смысла в происходящее удалось внести Правовому управлению Аппарата ГД РФ, которое в своем заключении от 19.02.2008 № 2.2-1/596 указало, что внесение в СК РФ нормы о возможности снижения неустойки за просрочку уплаты алиментов в судебном порядке создаст угрозу того, что новое положение о размере неустойки применяться не будет, и, более того, возникает риск снижения неустойки судами ниже даже ранее действовавшей ставки в 1/10 % от суммы задолженности за каждый день просрочки. В конечном итоге законодатель ограничился только увеличением неустойки до 1/2 % от суммы задолженности за каждый день просрочки.

Все выше и выше и выше

До конца 2012 года в судебной практике отсутствовал единообразный подход к решению вопроса о возможности снижения неустойки за просрочку уплаты алиментов по правилам статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства. В одних случаях суды допускали возможность снижения неустойки (см., например, «Обзор о практике применения судами Кемеровской области Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и дел, вытекающих из алиментных обязательств» Кемеровского областного суда от 07.05.2008 № 01-19/260, Определение Московского городского суда от 24.06.2010 по делу № 33-16431, Постановление Президиума Воронежского областного суда от 27.06.2012 № 44г-28). Такой подход суды мотивировали единством правовой природы законной неустойки, предусмотренной положениями ГК РФ и пунктом 2 статьи 151 СК РФ, и возможностью применения норм гражданского законодательства к семейным отношениям по аналогии в соответствии со статьей 5 СК РФ (см. например, Постановление Президиума Ярославского областного суда от 26.12.2012 № 44-г-92/12).

В других случаях суды отказывались снижать неустойку за просрочку уплаты алиментов (см., например, Постановление Президиума Челябинского областного суда от 17.02.2010 по делу № 44-г-9/2010), а вопрос о соответствии такого отказа Конституции Российской Федерации даже ставился плательщиками алиментов перед Конституционным Судом Российской Федерации (далее – КС РФ) (см., например, определения КС РФ от 25.01.2012 № 81-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лютикова Владимира Юрьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 статьи 115 СК РФ»).

Но 26.12.2012 Верховный Суд Российской Федерации (далее – ВС РФ), утвердив Обзор судебной практики ВС РФ за третий квартал 2012 года, признал недопустимость снижения неустойки за просрочку уплаты алиментов по правилам статьи 333 ГК РФ ввиду специфики алиментного обязательства. Судебная практика повернула в указанном направлении и заняла более строгую позицию в отношении должников по алиментам (см., например, Апелляционное определение Верховного суда Республики Алтай от 30.01.2013 по делу № 33-49; Определение Московского городского суда от 04.04.2013 № 4г/6-1013/13; Бюллетень судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда (второй квартал 2013 г.), утвержденный постановлением президиума Свердловского областного суда от 28.08.2013; Справку Приморского краевого суда от 05.09.2014 «По результатам изучения судебной практики по делам, связанным с взысканием алиментов, рассмотренным в 2013 г. судами Приморского края»» Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 20.01.2015 № 33-13207/2014, 33-514/2015; Кассационные определения Московского городского суда  от 28.06.2016 № 4г-7321/2016, от 08.07.2016 № 4г-7618/2016).

Резкий разворот

Устоявшаяся за 4,5 года судебная практика применения части 2 статьи 115 СК РФ в отрыве от статьи 333 ГК РФ снова свернула с проторенной тропы, на сей раз в результате принятия КС РФ Постановления от 06.10.2017 № 23-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 115 СК РФ и пункта 1 статьи 333 ГК РФ в связи с жалобой гражданина Р.К. Костяшкина». Исследовав материалы дела, КС РФ пришел к выводу о том, что неустойка за просрочку уплаты алиментов, почти в 15 раз превышающая сумму задолженности, явно несоразмерна последствиям допущенного нарушения и подлежит снижению судом, а следовательно и при рассмотрении других споров о взыскании неустойки за просрочку уплаты алиментов суды могут снизить такую неустойку по правилам статьи 333 ГК РФ, что, по мнению КС РФ, будет способствовать поддержанию баланса интересов плательщика и получателя алиментов. Попытка получателя алиментов вынести на рассмотрение КС РФ вопрос о пределах возможного снижения неустойки за просрочку уплаты алиментов пока, к сожалению, успеха не достигла (см., например, определения КС РФ от 27.09.2018 № 2311-О).

Параллельно с рассмотрением КС РФ жалобы гражданина Р.К. Костяшкина в ГД РФ шла работа над законопроектом № 220429-7 «О внесении изменений в статьи 114 и 115 СК РФ», внесенным депутатами Т.В. Плетневой и Г.И. Данчиковой. Названные депутаты предлагали включить в статью 115 СК РФ положение о возможности снижения судом неустойки за просрочку уплаты алиментов, исходя из материального и семейного положения плательщика алиментов, ссылаясь на многочисленные обращения граждан о том, что небольшая задержка уплаты алиментов приводит к образованию крупной суммы задолженности по неустойке и утрате плательщиком алиментов возможности погашения самой задолженности по алиментам.

По мере работы над законопроектом он был сначала дополнен положениями о возможности освобождения плательщика алиментов от задолженности по неустойке за просрочку их уплаты полностью или в части в соответствии со статьей 114 СК РФ, поскольку законодатель счел важным не просто допустить снижение неустойки на будущее, но и снизить сумму уже сформировавшейся задолженности. Затем в положение о возможности снижения неустойки за просрочку уплаты алиментов было включено условие о явной несоразмерности суммы неустойки последствиям допущенной просрочки. И, наконец, до первоначального (1/10 % от суммы задолженности за каждый день просрочки) был снижен размер законной неустойки за просрочку уплаты алиментов.

Замыкая круг

По итогам всех законодательных и судебных перепитый с 10.08.2018 размер неустойки за просрочку уплаты алиментов вновь составляет 1/10 % от суммы задолженности за каждый день просрочки, а суды получили возможность освобождать должников от накопившейся задолженности. Особого внимания заслуживает тот факт, что с учетом материального и (или) семейного положения плательщика алиментов размер неустойки за задержку уплаты алиментов может быть для него снижен не только за прошлые периоды, но и на будущее время. Каким образом при этом суд будет выявлять несоразмерность последствий будущей задержки в уплате алиментов сумме неустойки, законодатель не указывает. Не исключено, что судами будет выработана своеобразная регрессивная шкала допустимого минимального размера неустойки за просрочку уплаты алиментов, исходя из размера алиментов, подлежащих уплате. При этом формально в настоящее время ничто не мешает судам устанавливать смехотворно низкие ставки неустойки или вовсе снижать неустойку до нуля.

Показателен также тот факт, что в начале описанного нами законодательно-судебного кульбита повышение размера неустойки мотивировалось заботой об уровне благосостояния подрастающего поколения, однако к концу этой странной фигуры законодательного и судебного пилотажа речи об этом уже не идет. Безусловно, увеличение неустойки в 5 раз должно было дать видимый эффект, однако никаких экономических, социологических и статистических исследований проведено не было. Как качественно и количественно повлияло увеличение неустойки на исполнение обязательств по уплате алиментов, уменьшилось или увеличилось количество должников по алиментам, сколько исполнительных производств по взысканию алиментов и неустойки за просрочку их уплаты было закрыто в связи с заключением сторонами соглашения об алиментах или мирового соглашения – все эти вопросы законодателем при снижении размера неустойки до первоначального уровня не рассматривались. Вместо этого законодатели ограничились изучением жалоб плательщиков алиментов на несовершенство закона, изначально направленного на защиту интересов более слабых членов общества – получателей алиментов.

Поскольку поиски «золотой середины» в вопросе о справедливом размере неустойки за нарушение сроков уплаты алиментов и на законодательном и на судебном фронте явно продолжатся, мы можем ожидать и громких судебных споров, и актов органов законодательной власти субъектов Российской Федерации, устанавливающих, например, неснижаемый минимальный размер такой неустойки, что вполне допустимо, поскольку защита семьи и семейное законодательство отнесены статьей 72 Конституции России к предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов.