Единственное и неприкосновенное: ВС РФ высказался о судьбе единственного жилья должника

В конце октября Судебная коллегия по экономическим спорам рассмотрела нашумевшее дело Дмитрия Стружкина о единственном жилье должника. Суть спора сводилась к тому, могут ли кредиторы гражданина-банкрота реализовать его  единственное жилье в счет погашения долгов, предварительно приобретя для него другое жилое помещение меньшей площади и соответственно меньшей стоимости.

По решению собрания кредиторов для не желавшего выплачивать долги гражданина была приобретена квартира, площадь которой в 2 раза меньше той, которую должник заявлял как свое единственное жилье. Хотя гражданин-банкрот не жил в этой единственной квартире, расставаться с ней он тоже не собирался и обратился с соответствующим заявлением в суд.

Арбитражный суд первой инстанции посчитал, что гражданин прав, и его кредиторы не имеют права в принудительном порядке заменить нынешнюю его квартиру другой, однако суды апелляционной и кассационной инстанции поддержали кредиторов.

Верховный Суд встал на сторону гражданина-должника.

Во-первых, посчитала судебная коллегия, решение кредиторов о принудительной замене единственного жилья должника на меньшее по площади и по цене нарушает его право на жилище, гарантированное Конституцией РФ. Осуществлять такое «замещение» одного жилья другим кредиторы смогут только, если такая возможность будет прямо предусмотрена законом.

Во-вторых, решили судьи, даже с учетом отсутствия у должника супруга и нетрудоспособных родственников квартира площадью около 40 квадратных метров явно не превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника.

В-третьих, законодатель до настоящего момента не  предусмотрел минимальные гарантии сохранения жилищных условий, необходимых для нормального существования должника и членов его семьи, если такие имеются. И бездействие законодателя на протяжении 8 лет (с момента приятия Постановления Конституционного Суда РФ от 14.05.2012 № 11-П) никак не стимулирует суды к применению таких гарантий, например, по аналогии с положениями Жилищного кодекса Российской Федерации о нормах обеспечения жильем.

В-четвертых, ни фактическая возможность гражданина-должника проживать по иному адресу, ни попытки этого гражданин оформить перевод квартиры в нежилое помещение для использования в коммерческих целях не подтверждают факт наличия у него другого жилья, что позволило бы использовать спорную квартиру для погашения долгов.

В-пятых, напомнил Верховный Суд произвольное лишение гражданина его собственности также недопустимо, как и навязывание ему иного имущества, заинтересованность в приобретении которого он не выражал.

Результатом стало сохранение в силе решения суда первой инстанции, которым решение собрания кредиторов гражданина должника было признано несоответствующим закону.