А мы все в белом. О праве цитирования в учебных и коммерческих целях

Мы давно и активно сотрудничаем с экологическим проектом Тайга. Это проект  замечательных Ольги и Елены Мироненко про осознанное потребление, путешествия в дикую природу и экологичный бизнес со стилем, юмором и харизмой.

Мы не очень экологично живем и нечасто попадаем на их крутые поездки по России и миру из-за обилия работы, но тут захотелось внести свой вклад. И да, эта консультация была бесплатной.

Этот материал пригодится всем авторам, особенно начинающим.
 

Что произошло?

Проблема заключалась в том, что видео с результатами исследования Ольги про пластик в океане, выложенное на Youtube в рамках аккаунта Открытая школа устойчивого развития, было использовано в платном курсе для экоактивистов (не будем давать ссылку, чтобы их не рекламировать, зато как раз под заголовком скриншот с их сайта), где оно было размещено не просто как иллюстрация или пример, а как модель для копирования с такой подачей, как будто Ольга подготовила его по их программе, что, разумеется, не соответствует действительности.

Мы изучили нормы ГК о свободном использовании обнародованных произведений и российскую судебную практику, а также правила добросовестного использования произведений на Youtube.

Расскажем о них подробнее, там много интересного.

Правила Youtube и законы США

Прежде всего, любой текст, картинка или видео, которые вы сделали сами (будем называть его произведением, творением или артом), в силу самого факта создания являются вашей интеллектуальной собственностью, а вы - их автором. Это означает, что вы можете устанавливать правила использования вашего творения, например, передавать их другим людям за плату или без, разрешать или запрещать дальнейшее копирование, изменение, перевод и тому подобное. Размещение на сайте Youtube согласно правилам данной платформы и нормам применимого американского права не лишает автора арта прав на него, а напротив, создает новые права и обязанности, связанные с фактом опубликования произведения.

Что это за обязанности? Ну, например, на платформе Youtube нельзя выкладывать порно, сцены насилия и плагиат.

Также авторы обязаны претерпевать последствия т.н. свободного, или добросовестного использования. Что это такое? Опубликованные арты можно использовать без оплаты автору и без его согласия в информационных, научных, образовательных и культурных целях. Эта норма содержится как в российском ГК (статья 1274), так и в соответствующем акте США (параграф 107 Свода законов США). В результате свободное использование происходит без заключения договора с автором, достаточно лишь указать его авторство и соблюдать объем цитирования, оправданный его целями. То есть копировать чужое видео целиком нельзя, если вы не снимаете свою реакцию на него.

Итак, мы выяснили, что для образовательных целей свободное использование возможно, но при условии ссылки на автора и разумного объема цитирования. Такая ссылка была дана. Объем цитирования - 100% (ссылка на оригинальный ролик размещена на сайте нарушителя). Уже не очень вяжется. Плюс происходит это в рамках платного обучающего курса. Хорошенькое дело, взять крутой бесплатный проект, который создавали другие люди, и продавать его за деньги. "Где же тут добросовестность?" - подумали мы и стали читать правила Youtube дальше.

Правила гласят:

"В США факт добросовестного использования определяет судья, оценивая каждый конкретный случай по четырем критериям.

1. Как и для чего используются материалы, например в образовательных целях или для получения дохода.

Обычно суды проверяют, носит ли работа производный характер, то есть изменен ли исходный замысел и содержание, или же контент был просто скопирован. Скорее всего, использование в коммерческих целях не будет считаться добросовестным, хотя есть способы получать прибыль от такого видео, не нарушая ничьих прав.

2. Какова суть работы, защищенной авторским правом.

Если исходный материал основан на общеизвестных фактах, а не является художественным вымыслом, то его использование в производной работе вполне может быть признано добросовестным.

3. Размер и значимость использованного фрагмента относительно всей работы, защищенной авторским правом.

Если заимствован лишь небольшой фрагмент, такое использование скорее будет признано добросовестным, чем если вы скопировали значительную часть исходного произведения. Однако если в отрывке заключена основная идея исходной работы, то суд может встать на сторону правообладателя.

4. Результат использования защищенных материалов для потенциального рынка или доходов правообладателя.

Использование исходного произведения обычно не расценивается как добросовестное, если в результате правообладатель потерял прибыль. Впрочем, когда дело касается пародий, возможны исключения."


Ссылки на свод законов США и лучшие практики на английском приведены в конце правил, интересующиеся могут изучить первоисточники в разделе «Дополнительные ресурсы» внизу страницы тут.

Как видим, и тут речь идет об объеме цитирования, и даже прямо говорится о негативном отношении к коммерческому использованию.
Но проблема в том, что нарушитель не делал своего видео и не выкладывал его на Youtube, где жаловаться на него было бы намного проще. Придется нам возвращаться в лоно российского права, ведь вне платформы Youtube и других американских соцсетей эти правила нам не помогут.

Российская судебная практика. Когда поможет только СИП

Как же относится отечественная судебная практика к подобным ситуациям?

КноРус против МТИ. Номер дела А40-41816/2015.

Издательство владело исключительными лицензиями на 2 учебника по экономике, на основании которых оно их опубликовало. В один прекрасный момент руководство издательства заметило, что оба эти пособия цитируются в разной степени полноты на сайте одного из вузов в рамках платного дистанционного курса по экономике. Ссылки на авторов и источник заимствования на сайте присутствовали. Доступ к пособиям был платный, для всех студентов, оплативших дистанционное обучение по 7 из 10 имеющихся у вуза направлений. Первое произведение цитировалось в объеме 1,5%, второе – 64,5%. Помимо учебников издательства в данном курсе таким же образом цитировалось еще одно чужое обнародованное произведение. Собственного материала вуза, мыслей, вопросов, задач в курсе не содержалось. Издательство зафиксировало нарушение, оформив нотариальный протокол осмотра сайта с помощью одного из студентов вуза, и обратилось в арбитражный суд, потребовав компенсацию 500 000 рублей за нарушение своих исключительных прав.

Суд первой инстанции отказал издательству, признав объем цитирования достаточным для учебных целей и целей раскрытия творческого замысла автора. Подтверждая правомерность использования произведений, суд сослался на статьи 1274 и 1275 ГК, а также на такие абсолютно формальные доказательства, как уставные цели вуза, его некоммерческую организационно-правовую форму и наличие лицензии и аккредитации на образовательную деятельность. Не согласившись с такими доводами, издательство обратилось в апелляцию, но и 9 арбитражный апелляционный суд отказал ему, сославшись также на статью 10 Бернской конвенции, не ограничивающей цели добросовестного цитирования.

К счастью, издательство вовремя поменяло своего юриста, и новый представитель заметил, что суды проглядели 100% формальное основание для отказа: оба суда применили редакцию ГК, не вступившую в силу на дату совершения правонарушения. Проведя анализ положений Бернской конвенции, подробно исследовав правила цитирования вплоть до судебной практики начала 2000-х и правила действия закона во времени, представитель издательства обратился в Суд по интеллектуальным правам.

СИП отменил судебные акты в связи с применением неправильной редакции статьи 1274 ГК (до 1 октября 2014 года таких целей, как учебные и цели раскрытия творческого замысла автора там не было, а нотариальный протокол осмотра сайта был датирован августом 2014 года) и статьи 1275 (которая до изменения вообще касалась репродукций картин, то есть была неприменима). Но если бы решение было отменено только по этому основанию, об этом деле и писать бы не стоило.

К счастью, Суд по интеллектуальным правам также согласился с точкой зрения издательства о недопустимости объема цитирования. В качестве обоснования он сослался на (не сомневаемся, представленное представителем издательства) определение Верховного Суда от 05.12.2003 №78-Г03-77. В данном акте подробно раскрываются особенности цитирования и его отличия от копирования. Несмотря на то, что решение это было принято до вступления в силу 4 части ГК РФ, актуальности своей оно не утратило, потому что в нем Верховный Суд перемещает внимание с цитируемого текста на цитирующего автора и его собственный текст. Цитирование согласно позиции ВС используется исключительно для иллюстрирования, подтверждения или опровержения высказывания цитирующего автора, то есть судам следовало определить, есть ли в курсе вуза его собственный текст, есть ли собственные высказывания автора и как соотносится объем заимствованного и собственного текста. СИП также напомнил, что цитирование не должно быть основным содержанием произведения и преобладать над объемом авторского текста. Поскольку все эти вопросы исследованы не были, дело было возвращено в АСГМ на второй круг.

При новом рассмотрении выяснилось, что представитель вуза не может указать, что из текста курса заимствование, а что собственный текст автора, кроме того, на момент заседания ответчик этот курс со своего сайта удалил, чем косвенно подтвердил и необходимость нотариального заверения сайта, и то, что он признает неправомерность своего поведения. Выяснилось также, что курс состоял из частей 2 произведений издательства и части еще одного опубликованного учебника третьего лица. Для подтверждения ограничения объема цитирования нашлись и ссылки на Словарь иностранных слов и глоссарий ВОИС. Итак, лишь на третьем круге было установлено судом, что курс вуза – последовательное копирование произведений издательства, собственные высказывания автора курса отсутствуют. Довод о приоритете Бернской конвенции также был отклонен, поскольку (как мы уже писали выше), в ней используется англо-американская доктрина добросовестного использования, аналогом которой в российском праве и является свободное использование с соблюдением объема и целей цитирования. Оформление копируемых отрывков в виде цитаты свидетельствует о том, что нарушитель знал, что использует чужое произведение. В результате издательство получило ровно тот размер компенсации, который оно просило, - 50 000 рублей за одно произведение и 450 000 рублей за другое. 

Вуз до последнего пытался оспорить решение,

- оспаривал законность протокола осмотра сайта как выполненного без уведомления и без вызова представителя вуза

- оспаривал обоснованность размера компенсации и даже для этого обратился в апелляцию, однако в апелляционном суде решение устояло.

Думаем, нашим читателям будет полезно понять, как правильно фиксировать нарушения и как посчитать размер компенсации.

Фиксируем нарушение законно

Как следует из материалов дела, с целью доказать использование произведения в сети Интернет, издательство обратилось к помощи студента вуза и нотариуса. Со студентом был заключен договор агентирования, на основании которого он действовал, с одной стороны, от своего имени, но с другой, по заданию и в интересах издательства. Вознаграждение по договору было, разумеется, ему выплачено. То есть нужно зафиксировать документально юридическую связь между предоставившим пароль и заявителем (лицом, обратившимся к нотариусу, и проектом Тайга, студентом и издательством), а в случае заверения закрытой информации – также между ним и администратором сайта (организатором курса, вузом). Как правило, для этого достаточно заключенного между ними договора и доказательств оплаты по нему.

Наши клиенты довольно часто обращаются к нотариусу с целью зафиксировать нарушение своих прав в Интернете еще до того, как становится понятно, кто будет ответчиком по делу и какой иск будет предъявлен (и Ольгу мы отправили к нотариусу тоже). Это может быть и заверение переписки в социальной сети, мессенджере, по смс или корпоративной электронной почте, и фиксация открытых данных на сайтах, принадлежащих разным лицам (чаще всего Youtube, Avito, Циан), или закрытой информации с платным или иным ограниченным доступом. Все больше нотариусов готовы предоставить такой вид обеспечения доказательств, как протокол осмотра сайта или (реже) мобильного телефона.

Как же опровергнуть основанный на нормах статьи 103 Основ законодательства о нотариате довод противной стороны о том, что ее незаконно не пригласили на осмотр и потому протокол не может быть признан допустимым доказательством по делу? Ведь чтобы не извещать другую сторону, фиксация доказательств либо должна быть не терпящей отлагательств, либо на момент фиксации должно быть невозможно установить, кто будет стороной по делу. Рекомендуем в случае возникновения сомнений по этому поводу ссылаться на разъяснение Федеральной нотариальной палаты (письмо ФНП от 01.12.2012 №12/06-12), где ситуация описана подробнее. Итак, как отмечает ФНП, поскольку обеспечение доказательств осуществляется до возникновения судебного разбирательства, сторон в процессуальном понимании на этот момент еще нет. Лица, которые позже станут ответчиками и третьими лицами, как правило не заинтересованы в получении доказательств своего нарушения. Информация же в Интернете существует исключительно в электронном виде и в отличии от письменных доказательств ее легко быстро удалить, поэтому извещение нотариусом заинтересованных лиц может привести к утрате доказательств, за обеспечением которых и обращается к нотариусу заявитель. Таким образом, чтобы заявитель не лишился возможности доказать в суде факт нарушения его права, ФНП разрешает оформлять такие протоколы без участия второй стороны, особенно если это предполагаемый нарушитель.

Считаем размер компенсации

Теперь посмотрим, легко ли рассчитать и обосновать в суде размер компенсации за нарушение исключительных прав. При условии доказанности факта нарушения исключительных прав закон позволяет взыскать с нарушителя компенсацию без необходимости доказывания убытков. Совместный Пленум ВАС и ВС по 4 части ГК РФ от 26.03.2009 №29/5 позволяет это по выбору правообладателя потребовать компенсации вместо убытков, причем компенсация выплачивается либо в твердой сумме, либо в размере, кратном стоимости незаконно использованного произведения.

Как обосновало размер компенсации издательство?

Сначала оно посчитало всех студентов, которые должны в силу утвержденной программы изучать курс Экономика, включающий принадлежащие ему произведения. Эту информацию он нашел в федеральных государственных образовательных стандартах и на сайте вуза. Оказалось, что студентов больше 21 тысячи человек. Дальше, зная собственную отпускную цену учебников и цены на них в двух самых популярных магазинах, посчитали среднюю арифметическую, получилось 582 и 926 рублей, соответственно. Далее, умножив на процент скопированного текста, издательство посчитало, сколько бы оно заработало, если бы половина студентов вуза купила учебники легально, получилось 92 000 рублей за первую книгу и 6 млн 300 тысяч рублей за вторую. Но и эту сумму оно уменьшило до 50 и 450 тысяч рублей, соответственно. Вот такая несложная в общем арифметика. Почему уменьшили так сильно? Чтобы размер компенсации был не больше максимальной компенсации в твердой сумме, потому что опасались уменьшения по усмотрению судьи. Но опасались напрасно. Ведь нарушение носило длящийся характер и совершалось на большой территории: у вуза было 17 филиалов в разных регионах и 4 представительства за рубежом.

Довод вуза о том, что доказан доступ лишь одного студента (ради этого целую апелляцию затеяли!), был опровергнут со ссылкой на обязанность вуза обеспечить пособиями всех своих студентов, предусмотренную законом об образовании и Порядком применения дистанционных образовательных технологий, утвержденным приказом Минобрнауки от 06.05.2005 №137.

Чем же закончилось дело проекта Тайга?

Через 1,5 месяца после обращения за консультацией к нам и где-то через месяц после просьбы к нарушителю удалить контент, платный материал с сайта добровольно удалили, а исследование по китам до сих пор можно совершенно бесплатно и с удовольствием посмотреть на Youtube.

Что именно сыграло роль – большой размер потенциальной компенсации, известное имя вуза, под крылом которого проводилось исследование, умение Ольги точно доносить информацию, наша консультация и юридическая поддержка или просто адекватность на противоположной стороне, мы точно не знаем, надеемся, что последнее.